104. Интерпретация важнее события

На очередном еженедельном  совещании в Проводнике на этот раз присутствовал сам генерал. Это было его желание. Он захотел лично познакомиться со всеми инициаторами Проекта. Генерала представили, как ответственного куратора Проекта, обеспечивающего поддержку государственных служб. Он сидел за столом рядом со Стариком и с интересом смотрел на нас:

— Итак, господа хорошие. Какие у Проекта существуют проблемы? В чем именно требуется поддержка?

Не дождавшись ни от кого ни слова, он обратился к Старику:

— Владимир Ильич… то есть, Старик, как это у вас принято, — он улыбнулся, — Начинай ты.

— В принципе, проблем сейчас особенных нет, — начал Старик, — Чисто технические вопросы есть, кончено. Но они вполне оперативно решаются в рабочем порядке. Проект идет, но…

Он сделал паузу, вероятно, более долгую, чем нужно.

— Но? – подтолкнул Старика генерал. – Говори, что думаешь. Здесь все свои.

— Не видно результатов по реальным изменениям в обществе. Хотя они уже должны были бы появитьс.

Генерал удивленно поднял брови и обратился ко мне:

— Михаил, то есть. Март, ты согласен?

Я не согласился:

— Нет. Эволюционный путь всегда долгий. Но только он может принести результат. Революции никогда ни к чему хорошему не приводили. Скорость изменения мировоззрения измеряется поколениями.

— Поколениями… — недовольно потянул Старик, — Побыстрее нельзя?

— Побыстрее… — я хотел сказать, что побыстрее только кошки родятся, но сдержался и продолжил, —  Вкратце, в чем суть новой формации: основной мотивацией человека станет получения удовольствия от процесса созидания. В результате люди будут заниматься тем, чем им нравится, вырастет эффективность производства и улучшится качество жизни. Для всех. Для всего человечества. Этого результата нельзя получить быстро.

— Быстро, может, и нельзя… — задумчиво сказал генерал, — Но обязательно ли ждать несколько поколений? Ведь это же благая цель для всего человечества.

— Человечество не консолидировано.

— Разве? Как же интернет? – спросил Старик.

— Интернет полностью контролируется «большими ребятами». Теми, кто принимает решение. Руководителями государств и крупных корпораций. Им лично новая формация не нужна. Они и так в ней живут. Делают то, что хотят, и от этого получают удовольствие. Они не заинтересованы в смене формации, но в то же время не могут открыто противостоять этому процессу.

— Почему?

— Потому что они придерживаются формы демократического управления.

— На самом деле, это псевдодемократия, — вступил в разговор Меценат. — Им не нужно увеличение эффективности производства, потому что в развитых странах кризис перепроизводства. Им не нужно улучшение качества жизни всех людей, потому что в таком случае люди станут жить дольше, а их сейчас и так излишне много. Раньше властелины были заинтересованы в увеличении количества своих рабов. Сейчас, при теперешнем уровне производительности труда, численность населения для них излишне велика.

— Что же делать? – спросила Доярка.

— Чернышевского почитай, — громко прошептал ей сидящий рядом Володя Енотов. Старик сурово посмотрел на него, и Володя смущенно сказал, — Извините.

— Надо продолжать двигать процесс в том направлении, в котором он идет. – ответил я.

— Когда наступят реальные изменения? – спросил Муха.

— Я уже говорил об этом на одном из наших совещаний, но повторю еще раз в присутствии нашего куратора. Реальные изменения сразу не наступят, но начнут наступать только тогда, когда управление государств и корпораций будет осуществлять искусственный интеллект. У него нет субъективности, а управление достаточно простая вещь, которую можно легко перевести в алгоритмы. Причем, чем выше уровень управления, тем меньше требуется интеллектуальных способностей.

— Субъективность можно преодолеть. Для этого нужен общественный контроль за руководителями, — сказал Меценат.

По мотивам АС. Интерпретация важнее событияСтарик рассмеялся:

– Ты сам-то в это веришь?

— Субъективность человека нельзя преодолеть, — сказал я, — Мы мыслим словами, а значит, мы мыслим субъективно. Человек рассматривает на факты (события, предметы, людей…), а свою интерпретацию факта. Для человека всегда его собственная интерпретация важнее события. Убрать субъективность, — означает отдать бразды правления кому-то несубъективно мыслящему. Из живых существ несубъективно мыслящие, это животные. Из неживых существ – только Искусственный Интеллект. Во всяком случае, пока ничего другого не обнаружено.

— Есть версии, что существует еще углеродная или кремниевая жизнь. То есть камень или скала, это, типа, тоже форма жизни, — вставил Володя Енотов.

— Может в этом и есть какая-то доля истины, но в таком случае, их жизнь имеет совсем другой временной диапазон. Там где у нас проходит тысяча лет, у них одна секунда. Они, в любом случае, не смогут управлять нами, — ответила Знайка.

— Насчет того, что человечеством будет управлять искусственный интеллект, ты говорил, как-то. Я помню, — сказал Старик, — Но, правда, тогда я это воспринял несколько абстрактно…

— Искусственный интеллект может идеально управлять обществом. Он не имеет субъективности, не имеет мотивации и строго действует в соответствии с заложенным в него алгоритмом.

— Всеобщая компьютеризация, автоматизированные производственные процессы, соцсети, интернет-магазины, олнайн-обучение, удаленная работа, государственные учреждения также постепенно переходят на оказание онлайн-услуг…- сказал Володя Егоров, — Можно сказать, что ему уже и отдали управление обществом

— Ничего ему не отдали. Руководители государств и крупных корпораций не заходят отдавать свою власть никому. Это основная проблема. Из нее два выхода:

Первый. Человечество само себя уничтожит в ядерной войне.

Второй. Человечество передаст функции глобального управления искусственному интеллекту, оставив за собой возможность коллегиального контроля за правильностью алгоритмов, и возможность корректировки алгоритмов, при необходимости. Иными словами, «исполнительная» власть перейдет к искусственному интеллекту, а «законодательная» власть останется за людьми.

— Ты это к чему? – спросил Старик, — К нам это имеет какое отношение?

— Прямое. Это надо учесть при построении новой формации и акцентировать на этом внимание. Нам нужно эту идею обкатать в Игре и с помощью общественного движения доказать, что только второй вариант может предотвратить глобальную катастрофу…

— Но,  даже, если это и так, то, кроме как в игре, какие реальные шаги можно сделать? – серьезно спросил генерал.

— Для начала, нужно это принять, как неизбежное развитие дальнейших событий в обществе. Чтобы начать делать что-то конкретное, надо сформировать государственную программу по внедрению искусственного интеллекта именно в процесс управления обществом, хотя бы пока в малых формах. В любом случае, кто-то должен это начать первым. Когда будут получены положительные результаты, остальные, скорее всего, тоже подхватят…

Генерал задумался, затем постучал ручкой по столу и сказал:

— Задал же ты задачку. Я даже не знаю пока, что с этим делать, но мысль интересная. Люди пишут законы, а реализация законов осуществляется автоматически без всякой коррупции, нездоровых амбиций руководителей и всего прочего. Ну что же, готовьте материалы. Изложите в письменном виде свои соображения. Посмотрим, на каком уровне и в каком контексте сделать первый… так сказать, вброс.


<< >>