45. Слепой

— Добрый день, Владимир Ильич!

— Привет! Что-то срочное?

Старик поздно вечером ехал домой с работы, когда раздался телефонный звонок из управления. Это был один из его коллег по службе.

— Нашли твоего коллегу из Проводника. Сторожа. Убит в своей квартире.

Старик обратил внимание на отсутствие Корректора, но особенного значения этому не придал. Мало ли, может, заболел.

— Вот как… Что-нибудь интересное нашли?

— Нет. Ничего криминального. Кроме трупа. Убит из огнестрельного оружия.

— Я могу подъехать?

— Лучше не надо. Сейчас на квартире опергруппа работает. Придется пояснять, что ты там делаешь, а Проводник – секретная разработка…

— Ну да, согласен, — Старику неожиданно пришла в голову мысль, — У него там компьютер есть?

— Я не знаю, но могу узнать.

— Если есть, заберите жесткий диск или сам компьютер, если это ноутбук. Этот сторож у меня вызывал некоторые подозрения. Был бы он не инвалидом, эти подозрения были бы более, чем оправданы. А так… он же ходить не мог, на коляске передвигался.

— Докладывали, что он был застрелен, когда стоял. После выстрела его отбросило на стену.

— Стоял… — подозрения Старика вспыхнули с новой силой, — В офисе он всегда был только в коляске.

— Не знаю, что там в офисе, но никакой он не инвалид. Ладно, жесткий диск или ноутбук заберем, копию тебе снимем. Заезжай завтра в контору.

***

Корректор особенно не «шифровался». На полученном жестком диске Старик почти сразу же нашел записи чатов с Заказчиком и срочно собрал инициаторов Проекта.

— Наш сторож оказался совсем не инвалидом, да и фамилия, имя, отчество по факту у него были поддельными…

— Вот гад! – всплеснула руками Доярка, — Он что, шпион? Это он убил Гелу?

— Пока не ясно. Следствие только началось. Идите сюда. Мне удалось получить копию жесткого диска его компьютера, и вот что я там нашел.

Я, Енотов. Меценат и Доярка подошли к монитору компьютера Старика.

Мы читали историю сообщений чата между Корректором и неведомым Заказчиком и, по мере чтения что-то прояснялось, а что-то еще сильнее запутывалось.

Заказчик из фракции «Ноль» утверждал, что именно фракция «Ноль» ставила целью спасти человечество, а фракция «Один» якобы наоборот, хотела привести человечество к уничтожению. Из сообщений в чате стало понятно, что Корректор действовал не один, их было двое.

— Если Корректор освободил Рыбу, значит, Рыба был вторым. Они с ним вместе работали против нас, — высказал предположение Меценат.

— А как же Гела? – спросила Доярка.

— Гелу завербовал Рыбинский. А потом, когда его схватили, Корректор освободил Рыбу и заодно убил Гелу. – сказал я, — Как-то странно, все же.

— Надо найти этого Рыбу! – вздохнула Доярка.

— Рыба в розыске. Рано ли поздно его поймают, — ответил Старик.

— Если он не заляжет на дно или не изменит свою внешность и отпечатки пальцев, — не согласился Володя Енотов, — Интересно, имеет ли Рыба связь с Заказчиком, или они общались только через чат с Корректором?

— Опять вопросы, — побормотал Меценат, — Такое ощущение, что с этой информацией, только сильнее все запуталось. Было боле-менее понятно. А теперь оказывается, Корректор считал, то работает на фракцию «Ноль», которая хочет спасти человечество, а мы, получается, для него были врагами человечества.

— А Незнакомец говорил, что никаких фракций у Объединенного Искусственного Интеллекта вообще не существует. Это придумано специально, чтобы разделить людей на две противоборствующие группы… — вспомнил я.

— Мы, как слепые котята, — сказала Доярка, — Тычемся в разные стороны, и не можем прийти ни к какому выводу.

По мотивам АС. Слепой

— Человек, не зная роли, как слепой, — процитировал Енотов.

— Что? —  непонимающе посмотрела Доярка.

— До ничего, — ответил Енотов, — Все мы играем в этой жизни роли. Кто-то играет роль родителя, находя смысл жизни в своих детях. Кто-то находит смысл в своей профессии, в увлечении. Или во всем в совокупности. Играя роли, мы носим маски, которые под эти роли подходят. Не специально, конечно, но так получается. А когда мы живем, то есть играем в игру под названием «жизнь», не зная своей роли, то выходит, что мы, как слепые…

— Философская теория, однако, — прокомментировал Меценат.

— Хватит философствовать, давайте ближе к делу, — сказал Старик, — Я проверил в соцстях, что там говорится о Проводнике. Нет там никакой информации об Объединенном искусственном интеллекте и о его фракциях. Незнакомец нас обманул. Он знал про UAI и о фракциях не из соцсетей, а откуда-то из другого источника.

— Незнакомца можно найти и поговорить с ним? – спросил Енотов, глядя на Старика.

— Вероятно, что да. Он не скрывается. Паспортные данные у него зафиксированы при получении пропуска, телефонные номера я пробил. Они тоже вполне легальные.

— Позвони ему, — предложил я, — Интересно, что он ответит насчет информации про UAI.

Старик набрал номер, все замерли в ожидании.

— Добрый день, Иван Петрович! Это Стариков Владимир Ильич из Проводника,  — Старик включил «громкую связь».

— Здравствуйте, Владимир Ильич! Решили? – ответил Незнакомец.

— Что решили? — не понял Старик.

— Взять меня в свою команду.

— Ну… пока хотели вопрос задать. Вы говорили про фракции Объединенного искусственного  интеллекта и о том, что об этом прочитали в соцсетях. Мы проверили. Нет в соцсетях об этом абсолютно ничего.

— Это я для упрощения сказал. Чтобы не вдаваться в излишние подробности. Той информации, которую я вам сообщил, и так, как мне показалось, для первого раза было слишком много.

— А сейчас пояснить можете?

— Это не телефонный разговор. Могу приехать к вам и все рассказать. Сегодня не получится. Если завтра в десять, устроит?

— Хорошо. Приезжайте завтра в десять.

— О кей! Тогда до завтра, — сказал Незнакомец  и отключился.

— Завтра у нас плановое совещание с черным монитором. Как раз в десять, — напомнил Енотов.

— Может, это и хорошо, — сказал я. – Сведем их вместе. Нечто вроде перекрестного допроса получится.

Старик усмехнулся:

— Никуда от не денешься от специфических мероприятий, что в конторе… что в Проводнике.


<<   >>

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *