58. Рок

Знайка нежно посмотрела на меня небесно-голубыми глазами и зло сказала:

— И музыка Проекта мне тоже не нравится!

Я нахмурился:

— Почему? Музыка, как музыка.

— Вокал примитивный. Местами фальшивый. Половина нот — мимо. Везде одинаковый набор инструментов. Всё одно и то же. Гитары с фузом, саксофон. скрипки, трубы какие-то. Одинаковые сбивки ударника. Соло-гитарист заходится в своих пиликаниях, как параноик.

— У каждой группы всегда одинаковый набор инструментов.

— Меня не интересует, что там у каждой группы! – отрезала она.

На следующий день, вернее, на следующую ночь после того, как окончились ограничения, связанные с пандемией, Она прилетела в Россию. Утром мы сидели на кухне и пили йогурт. Я не очень любил йогурт, но Она считала его очень полезным, и почему-то для меня особенно. Легче было выпить йогурт, чем спорить.

По мотивам АС. Рок— Просто ты не любишь рок… — сказал я, вытирая губы.

— Рок? Это, по-твоему, рок-музыка? — негодующе спросила Она.

— Слово «рок» обозначает не только стиль музыки, — уклончиво ответил я.

— Ты имеешь в виду судьбу? — спросила умная Знайка.

— Типа того, — я встал и помыл чашку в раковине, — Ты не любишь предопределенность. Во всем вообще, и в музыке в частности. Но в музыке и в песнях она изначально присутствует. Стихи имеют размер и рифму. Мелодия имеет свои правила. Ноты, тональности, сольфеджио. Аранжировка тоже…

— Это всего лишь правила, а не то, что получается в результате! —  прервала меня Она , —  Придумал, тоже. Судьба, рок…

— А почему говорят «злой рок», но не говорят «добрый рок»?

— Ты в сторону не уводи! Музыку менять будешь? — Она строго смотрела на меня.

— Да ну… — поморщился я, — И так сойдет.

— Значит, не будет никакой новой музыки! — категорично постановила Знайка, — Выходит, все, что нужно было, уже написано и спето.

— Не будет, значит, не будет, — равнодушно пожал плечами я.

Она подозрительно посмотрела на меня, явно не ожидая такого ответа.

Люди любят придумывать себе оправдания. На любой случай, когда что-то идет не так, как бы им хотелось. Причем, неважно, являются ли тому причиной внешние обстоятельства или собственная лень, неумение или слабость характера. Если причинами являются личностные качества, то это особенно трудно принять. Гораздо проще сказать себе «Это не я виноват, это судьба такая!».

***

Незнакомец не думал, что живя на съемных квартирах, будет в полной безопасности. Он прекрасно знал о возможностях спецслужб и поэтому подстраховался.

— Значит так! – генерал, облокотившись руками о дубовый стол с резными ножками, сурово смотрел на Старика, — Иван Петрович Незнакомец не имеет никакого отношения ни к чему криминальному! Ясно?

Старик молчал, ничего не отвечая.

— Я спрашиваю, тебе ясно? – генерал упорно сверлил глазами вызванного «на ковер» полковника.

— Я слышал, что вы сказали… — неопределенно ответил Старик.

— Владимир Ильич, — генерал вздохнул и откинулся в кресле, — Ну что ты как маленький? Нет на него ничего ведь? И не будет. Ты уж поверь мне. Есть некоторые вещи, на которые повлиять или нельзя или настолько сложно, что… бессмысленно.

Генерал встал из-за стола и подошел к окну, скрестив руки за спиной. Затем обернулся к Старику:

— Иди сюда.

— Смотри, — продолжил он, когда Старик подошел к окну, — Видишь, листья желтые и падают. Скоро станет холодно, потом зима наступит. А ты, например, лето любишь… Что, с природой будешь бороться?

— Некорректное сравнение, – не согласился Старик, — На законы природы повлиять нельзя, а Незнакомец, это всего лишь человек. К тому же, это очень опасный человек. И непредсказуемый.

— Короче, — генерал вернулся за стол, — Не будешь ты охотиться на Незнакомца. Принимай это, как приказ, как некую аксиому… Как хочешь.

Старик молчал. Генерал грустно посмотрел на него:

— Я тебя понимаю, но… Давай так. Если я узнаю, что ты предпринимаешь какие-то действия по отношению к Незнакомцу, то, я сделаю все, чтобы закрыть проект «Проводник».

«Как же ты к нему на крючок попался? — подумал Старик, — Или не ты именно, а кто-то еще повыше?», а вслух спросил:

— А если он действительно совершит что-то противозаконное?

Генерал помолчал, переваривая услышанное:

— Если факты… Неопровержимые доказательства будут, то полиция сама с эти делом легко справится. Ты не лезь. Иди, — он посмотрел на часы, — У меня времени совсем нет.

— А если Незнакомец совершит что-то противозаконное и случайно погибнет при задержании? – спросил Старик, при выходе из кабинета.

Генерал вспомнил сообщение от Незнакомца: «Если со мной что-нибудь случится, то информация, которая у меня есть, будет автоматически направлена в зарубежные СМИ».

— Нет, – генерал жестом остановил Старика, — Незнакомец не может погибнуть. Если он погибнет, или, например, мы его изолируем, то случится катастрофа. Во всяком случае, сейчас.

— Катастрофа? – с сомнением спросил Старик, — Даже так?

Генерал подошел к Старику и, внимательно посмотрев тому в глаза, мягко сказал:

— Владимир Ильич, ты думаешь, что Незнакомец купил меня или кого-то другого из верхнего эшелона? Или он имеет на меня компромат, и я поэтому за него вступаюсь?

Старик смутился:

— Ну нет… Я так не думаю.

Генерал нахмурился:

— Эта тварь имеет информацию. Суперсекретную, Она в случае разглашения и неправильной интерпретации, вызовет сильное падение акций наших нефтегазовых компаний. Также сможет инициировать очередные санкции. Короче говоря, это может нанести вред нашей стране.

«Надо же, куда хакеры добрались», — подумал Старик и спросил:

— А надавить на него разве нельзя? Любого человека можно сломать.

— Не любого, — возразил генерал, —  Нормального человека можно сломать. Незнакомец не совсем нормальный. Он имеет исключительное свойство – абсолютное отсутствие чувства страха и почти нулевой порог болевой чувствительности. Это редкая патология, но встречается иногда. Да и привязанностей никаких у него нет. Родители его умерли, когда он был еще ребенком. Братья-сестры, друзья, жена, дети, любимые… Нет у него ничего этого.

— А информация есть, — задумчиво сказал Старик.

— Как говорится, кто владеет информацией — тот владеет миром, — вздохнул генерал.

— Эту фразу сказал Ротшильд. По мнению Дэвида Айка, Ротшильды являются пособниками рептилоидов.

Генерал удивленно посмотрел на Старикова:

— Это ты к чему?

— Да так… — улыбнулся Старик, — Вспомнил, как Незнакомец нам сознание расширял.

— В общем, так, — резюмировал генерал, — Давить на Незнакомца бесполезно. Его можно только обыграть.

— Насколько я разбираюсь в аналогичных случаях, конфиденциальную информацию Незнакомец разместил где-то в облачном хранилище, и она автоматически будет разослана в том случае, если с ним что-то случится. Но разве у нас нет специалистов соответствующего уровня, чтобы заблокировать это? – спросил Старик.

Генерал устало ответил:

— В том-то и дело, что соответствующего уровня, как ты говоришь, нет. Наши люди работают над этим. Они высококлассные специалисты. Но у них пока ничего не получается. Незнакомец, можно сказать, гениальный хакер.

— Можно завербовать кого-нибудь из его окружения или внедрить своего человека.

— Работаем над этим, — генерал снова посмотрел на часы, — Ладно, иди. У меня действительно мало времени.


<<  >>