61. Я не могу понять

Поставив машину на стоянке, Меценат проходил мимо маленького сквера, находившегося между стоянкой и его домом. Было уже темно, и Михаил Евграфович задумался, размышляя о том, правильно ли было оставлять Кладбище в игре. Он немного задержался около куста на краю сквера, как вдруг из темноты вышел человек в старой поношенной куртке с большими цифрами «22», в маске тигра и вязаной шапке с длинными болтающимися ушами. Брюки и ботинки также были поношенными и неопрятными. Можно было бы назвать человека бомжом, но не было в нем характерной для бомжей покорности.

— Что, старичок, место себе присматриваешь? — спросил «бомж», глядя на Мецената рыбьими глазами в отверстия маски.

— Какое место? – не понял Меценат.

— Да никакое, — ответил «бомж» и резко ударил Михаил Евграфовича в подбородок.

Меценат пошатнулся и, потеряв сознание, упал на траву газона.

Рыба посмотрел на лежащего Мецената, присел и проверил пульс на шее. Затем распрямился и вытащил гаджет. «Эпизод 1 перешел в реальность» — написал он в чате секретного мессенджера.

***

Мы сидели в переговорной комнате, срочно вызванные на совещание в связи с нападением на Мецената.

— Почему мне не сообщили о появлении этого кладбища? – строго спросил Старик, гладя на Знайку.

— С тобой все рабочие моменты создания игры надо согласовывать? – не выдержал я, — Идёт тестирование игры. Тестеровщики открыли площадку с новым функционалом…

— Не надо за меня заступаться! – возмутилась Знайка, — Владимир Ильич прав! Тестеровщики не разработчики. Они должны тестировать, а не создавать новые уровни, тем более с возможностью нападения на игровых персонажей. Об этом я должна была сразу же доложить. Я признаю свою вину…

— И готова понести заслуженное наказание, — добавил я.

Володя Енотов кашлянул, скрывая разбиравший смех.

— Вам бы только поржать! – сказала Доярка, — А Михаила Евграфовича чуть не убили.

Она сидела рядом с Меценатом и жалобно смотрела на него.

— Прям уж, чуть не убили. Ударил сильно, признаю. Но у меня все нормально, — сказал Меценат.

— Сотрясение есть?  — спросил Старик.

— Нет. Я же говорю все нормально. Вырубился сразу, правда. Потом голова немного поболела и все, — ответил Меценат.

— Кладбище закрыли?

— Нет, — ответила Знайка, — Идет сбор информации по рейтингу площадки среди игроков.

— Что? – Старик привстал со стола. – Немедленно закрывайте площадку. Да и вообще игру временно приостановите на техническое обслуживание. Вы не понимаете, что происходит?

— Да что происходит? – морщась, спросил Меценат.

— Ты считаешь совпадением, что игровой персонаж с ником tiger22 и человек в майке с номером двадцать два и маской тигра ударили тебя? И сказали одну и ту же фразу, при этом?

— Конечно, это не совпадение. Один из игроков сделал и то, и то. И в игре меня ударил, и в реальности. Маньяк, наверное.

Знайка достала айфон, что-то там посмотрела, что-то набрала и сообщила:

— Я закрыла игру на техническое обслуживание. Пришли данные по рейтингу. За 8 часов площадка Кладбище набрала рейтинг около восьмидесяти пяти процентов. Зафиксировано пятнадцать случаев нападения на игровых персонажей. Один летальный исход.

Доярка побледнела:

— Это я утром вошла в игру, решила пойти на кладбище, посмотреть, что там такое. И меня прямо у ворот кладбища сбила машина.

— Так. Ты сегодня одна никуда из офиса не уходишь. Только под охраной, — сказал Старик.

— Ворота кладбища входят в новый уровень? – спросил я Знайку.

Та кивнула головой:

— Новый уровень, это само кладбище плюс пространство, примерно десять — пятнадцать игровых метров от ограждения, а также река и небольшой фрагмент леса за рекой.

— Круто! – присвистнул Володя Енотов.

В дверь переговорной комнаты раздался стук и вошел охранник.

— Владимир Ильич, возьмите сводку, которую Вы запрашивали, — обратился он, подходя к Старику.

Старик взял протянутый листок и внимательно прочитав, отпустил охранника.

— Еще информация, — сказал он, — На настоящий момент совершено семь нападений на людей, которые принимают участие в тестировании игры. Все нападения не имели явных мотивов, то есть их можно было бы квалифицировать, как хулиганские, но…

Старик посмотрел на Знайку и протянул ей листок:

— Проверь, пожалуйста. Скорее всего, это случаи аналогичные случаю с Меценатом. Составь список всех пятнадцати людей, на которых в игре было совершено нападение. Выдели отдельно тех, на кого уже напали в реальности, и тех, на кого не напали. Направь мне этот список, этих людей нужно срочно взять на охрану.

Знайка взяла листок и торопливо вышла из переговорной комнаты.

Какое-то время все молчали, осознавая полученную информацию.

— Если эти нападения повторяют нападения в игре, то это вряд ли не мог сделать один человек, — предположил я.

— Семь нападений за восемь часов… — задумался Старик, — Теоретически это возможно, но маловероятно. Скорее всего, работала группа.

— Странно, — сказал Енотов, — Обычно те, кто соглашается тестировать игры, не нападают на людей на улицах.

— Похоже, что работает две группы, — сказал Старик, — Одна тестирует, вторая нападает на улицах, получая сведения от первой группы, на кого нападать и как себя обозначить, чтобы была очевидна связь с игровым эпизодом.

По мотивам АС. Я не могу понять

Он посмотрел пришедшее на планшет сообщение:

— Быстро Знайка работает.

Старик написал пояснение, переправил сообщение, и сделал звонок:

— Добрый день! Я сейчас переслал список людей с контактами. Их нужно срочно взять под охрану.

— Я не могу понять! Какой смысл во всем этом? – громко сказала Доярка.

Никто не ответил Ангелине. Вероятно, у всех в голове крутились такие же вопросы.

 

 

Как и предполагалось, нападения на улице были напрямую связаны с нападениями на игровых персонажей. Нападающие игровые персонажи не имели общих отличительных признаков. Они имели разные ники — и на русском, и на английском языке, с цифрами и без цифр. Внешним видом персонажи также не имели сходства. Кто-то использовал стандартные шаблоны, кто-то делал уникальные персонажи.

Однако, все эти игровые персонажи вошли в игру примерно в одно и то же время, с разницей в один — два часа. Старик оказался прав, – работала группа.

— Я слышал,  что одни из самых сложных по раскрываемости преступлений, это убийства хулиганами, — сказал Володя Енотов, — Если такое преступление не раскрыто сразу по горячим следам, то очень сложно найти преступника, потому что мотива нет.

— В принципе, да. Правда, хулиганы тоже повторяются, и их можно найти, если после этого они совершают аналогичные преступления, — ответил Старик, — А ты это к чему?

— Мотив непонятен, — пояснил Енотов, — Группа каких-то хакеров в игре создает площадку Кладбище. Потом нападает на игровых персонажей, которые заходят на эту площадку. Потом на самих людей, которые управляют этими персонажами, совершаются аналогичные нападения уже в реальности. Ясно, что эти события связаны умышленно. Если взять этих людей, то мы сможем понять логику?

— Мне кажется, вряд ли, — сказал я, — Тестировщики могут не знать, что нападения в игре связаны с нападениями в реальности. Также и те, кто нападал на улицах, могут не знать, что это связано с игрой. Скорее всего, они просто получили заказ на выполнение определенных действий. Заказчик – инкогнито. Только у него есть мотив.

— Согласен с Мартом, – кивнул головой Старик.

Мы втроем вечером стояли возле входа в офис. Я ждал Знайку, Енотов и Старик стояли за компанию. Мне тоже все эти виртуальные и реальные нападения навевали мысль о Незнакомце. По степени своего идиотизма, или извращенной логике, это была самая подходящая кандидатура для таинственного «Заказчика».

— Мне это напоминает всю эту бодягу с Незнакомцем, — задумчиво сказал Енотов, — Незнакомца ведь можно задержать и надавить?

— Задержать можно. Ненадолго, — неохотно ответил Старик, — А надавить пока нельзя. Впрочем, лучше его и не задерживать.

— Почему это? – удивился Володя.

— Много будешь знать, скоро состаришься, – мрачно ответил Старик.

— Для чего это вы тут собрались? — из офиса вышла Знайка и, нахмурившись, посмотрела на Володю и Старика, — Совещание продолжается?

— Завтра с утра мы с тобой едем к одному… в общем, большому человеку. Разговор есть, — смутившись, сказал Старик Знайке.

— Могу я тоже поехать? — предложил я.

— Я узнаю, — ответил Старик.

— А я? – спросил Енотов.

Старик вздохнул:

— Да я, в принципе, не против. Я бы всех наших пригласил. Но это действительно очень большой человек. И звали для консультации, вообще-то, только меня и ее, — он кивнул на Знайку.

— Хорошо. Пока, — попрощался Енотов.

Я посмотрел, как он садился в машину, и мне показалось, что Володя обиделся.


<<  >>