62. Слова

Ровно в 10 часов утра мы зашли в кабинет генерала.

— Учти, я тебя представил, как главного идеолога Проекта, который курирует все, что связано с ай-ти технологиями, — заранее предупредил Старик.

При этом Знайка покосилась на меня и хмыкнула, но вслух ничего не сказала.

На встрече Старик представил Знайку и меня. Генерал рассказал о том, что у Незнакомца находится конфиденциальная информация государственной важности.

— Мы не можем обычными способами блокировать Незнакомца, — пояснил генерал, — Его способности в айти-технологиях настолько высоки, что в этом направлении у нас пока не получается оказать ему противодействие. Изолировать его нельзя, потому что в таком случае, конфиденциальная информация уйдет на сторону.  Надавить на него нет возможности, — он имеет паталогическое отсутствие страха, почти не чувствует боли. У него также нет близких людей и никаких привязанностей.

— Можно сказать, ни страха, ни боли, ни стыда, ни совести – завершил генерал свой рассказ.

— Между этими парами можно поставить тире, — задумчиво прокомментировал я.

— Что? – удивленно спросил генерал.

— Вы сказали «ни страха, ли боли, ни стыда, ни совести». Я бы поставил тире. Ни страха, ни боли… тире… ни стыда, ни совести. То есть, стыд и совесть могут быть только у тех людей, которые могут испытывать страх и боль.

— Март, прекрати! – вспылил Старик, — Нас пригласили по важному делу, а не для того, чтобы выслушивать твои философские рассуждения!

Знайка посмотрела на меня и слегка постучала пальцем по виску, явно намекая на неуместность моего высказывания.

— Да нет, почему же, — не согласился генерал. – Очень интересное суждение. Я, в принципе, за годы своей службы прихожу к такому же выводу… Кстати, а почему Март, вас же зовут Михаил?

— Псевдоним у него такой… творческий, — пояснил Старик.

— Псевдоним, дело хорошее. Но почему именно Март?

— Первый месяц весны, — скромно пояснила Знайка.

— Да… весело с вами, — рассмеялся генерал. Обстановка в кабинете сразу же изменилась и из настороженной и официальной стала вполне дружеской.

— А я вот, например, не считаю, что стыд и совесть являются производными от страха, например, от страха перед осуждением в обществе, — с вызовом сказала Знайка.

— Не спорьте, — примиряюще поднял руки генерал, — У кого-то это не так, а у кого-то именно так, и никак иначе. Например, у Незнакомца. Мне рекомендовали вас, как высококлассного специалиста. Вы можете уничтожить информацию, хранящуюся у Незнакомца где-то, скорее всего, на виртуальных серверах?

Знайка нахмурилась, и через несколько секунд ответила:

— Это возможно. При условии, что кто-то из окружения Незнакомца вовремя сообщит мне свой пароль доступа в его любую систему коммуникаций. Дальше я по цепочке дойду до любой информации.

— Сколько времени это займет? И не увидит ли Незнакомец, что кто-то посторонний вошел туда, куда не следует, — спросил генерал.

— Это будет быстро. Несколько секунд. Не я сама буду идти по цепочке, а специальный алгоритмический код, — уточнила Знайка, — Главное в том, чтобы пароль доступ был актуальным на время входа в систему. Насколько я знаю методы работы Незнакомца, пароли меняются очень часто. Их никто не запоминает, это невозможно. Они представляют собой хаотический набор символов. Пароли приходят на гаджеты подключенных пользователей и активируются автоматически. Может приходить до нескольких паролей в день.

— Ты получаешь пароль доступа и сразу запускаешь этот… алгоритмический код? – уточнил Старик.

— Я получаю пароль доступа, вношу его в алгоритмический код и потом его запускаю, — поправила Знайка, — Но предварительно нужно подготовить алгоритмический код.

— Что это значит? – спросил генерал.

По мотивам АС. Слова— Нужно в код ввести ключевые слова для поиска информации.

— Ты сама будешь их вводить? – спросил я.

— Нет, — улыбнулась Знайка, — Много будешь знать, скоро состаришься, — как сказал вчера Владимир Ильич. Это опасная информация.  Я не хочу скоро состариться, да еще иметь проблемы со спецслужбами. Мне лишние знания ни к чему.

Она посмотрела на генерала:

— Требуется заполнить специальный электронный бланк. Вписать в нем ключевые слова. Чем больше этих слов, тем лучше. Если информация имеет название… или несколько вариантов названий, то их тоже надо занести. После заполнения направляете этот бланк мне, я его цепляю к алгоритмическому коду, который автоматически выбирает из бланка ключевые слова. Я даже знать не буду о том, что это за информация.

Старик с сомнением глянул на Знайку:

— Но можешь ведь узнать, при желании?

— Естественно могу, — важно сказала Знайка, — Но не хочу. Можете проверить потом на полиграфе, если не верите.

— Ясно, — кивнул головой генерал. – Бланк направляйте вот на этот адрес.

Он написал адрес электронной почты на листочке бумаги и протянул его Знайке.

— Слова напишем, сразу же скинем обратно. Может, слова спасут, может, как дым растают…

— Что? – удивленно спросила Знайка.

— Ничего, — отмахнулся генерал,  — Песенка в голове вертится.

— А как быть со второй частью… — начал Старик.

— Марлезонского балета, — вырвалось у меня.

Знайка и Старик сурово посмотрели на меня, а генерал захохотал.

— Я имел ввиду, откуда взять пароль доступа, — уточнил Старик.

Генерал подошел к окну и посмотрел в него. Немного отодвинув жалюзи. Затем, не оборачиваясь, сказал:

— Есть у нас человек в окружении Незнакомца.

Знайка взяла листок бумаги, написала адрес своей электронной почты и передала генералу.

— А скажите… Если все не так уж и сложно, почему наши специалисты не могут этого сделать? — спросил генерал, глядя на Знайку.

— Вся загвоздка в алгоритмическом коде, который смог бы из любого места в системе найти в ней все, что угодно, и все, что угодно сделать с эти. Скопировать, уничтожить, перенести, внести корректировки…

— Даже внести корректировки? – удивился генерал.

— Да. Причем так, что никто не узнает, что корректировки внесены, — ответила Знайка.

— И откуда же у вас такой чудесный код? – спросил генерал, потом прищурился и добавил, — Хотя, кажется, я начинаю понимать… Это вы его написали?

Знайка скромно потупила глаза:

— В общем-то, да. Но этот код не самостоятельный. Он использует специально для него созданную библиотеку… так называемый, фреймворк.  А  написать этот фреймворк можно было только, используя очень большие цифровые мощности. Таких мощностей у меня лично нет. Поэтому я подключила… естественно, инкогнито, чужие компьютерные сети, объединенные для майнинга криптовалюты.

Генерал восторженно посмотрел на Знайку и демонстративно три раза хлопнул в ладоши:

— Браво, Катерина! Как вам вообще это могло в голову-то прийти?

Знайка посмотрела на меня, потом на генерала, и ответила:

— Если бы вы знали, насколько сумасшедшие идеи иногда приходят в голову нашему главному идеологу Проекта, вы бы ничему больше не удивлялись.

Мы со Знайкой попрощались и ушли. Старика генерал попросил остаться.


<<  >>