67. Оп-па! Приехали

Но я не «болтался» в офисе. Мы со Cтариком сидели в кабинете генерала, куда нас отвезла специально направленная к нам машина. Телефоны мы отключили на время разговора по просьбе хозяина кабинета.

— Ну что, ребята, проект Проводник придется закрывать, — сказал генерал и сочувственно посмотрел на нас.

— Да, извините, — спохватился он, — Хочу принести большую благодарность за то, что вы сделали. Особенно в части нейтрализации Незнакомца.

— Это не мы, это Знайка, вообще-то, — угрюмо ответил Старик.

— Да, да, конечно! – сказал генерал, – Катерине  будет особая благодарность. Премию выпишем. Грамоту дадим. Я ее не пригласил, потому что сейчас будет идти речь о проекте в целом. Не столько о его компьютерной части, а так сказать, о концепции и идеологии.

— А что случилось-то? — спросил я. – И телефоны мы в прошлый раз не отключали.

Генерал протянул руку, нажал на клавишу селектора:

— Кофе, пожалуйста, принесите. Три с сахаром, один с сахаром и лимоном.

Он посмотрел на меня:

— Вы ведь так любите,  Михаил,  с сахаром и лимоном?

— Да, — хмуро ответил я, — Следить начали?

Старик также непонимающе смотрел на генерала.

По мотивам АС. Оп-па! Приехали — Охранять. Не следить, а охранять начали. Серьезно охранять, — поправил меня генерал, —  Образно говоря, нашу подводную лодку обнаружили эсминцы противника. Проектом Проводник заинтересовалась разведка.. не буду называть конкретно какого… скажем так,  одного из зарубежных государств. Хотят использовать его для крупномасштабной идеологической провокации.

— Оп-па, приехали… — вырвалось у меня.

— Картина Репина «Приплыли», — мрачно сказал Старик.

Я не знал, писал ли Репин такую картину. Скорее всего, нет. Но данное выражение очень подходило к текущему моменту.

— Они же всегда считали себя самыми, вроде как, передовыми, — пояснил генерал, — Демократия, технологии… А тут, видишь ли, изменение общественно-экономической формации идет не от них, а от нас!

— У нас общественное движение интернациональное, вообще-то, — задумчиво сказал я, — Офисы в разных странах есть.

— Есть, — согласился генерал, —  Но основа-то здесь. Мы первые начали. Возможно, что если бы все это начали они, а мы бы по ходу дела подключились, то такой ситуации и не возникло.

— Что, проект полностью закрывать? Музыка, литература, кино, игра… Все это прекратить? – спросил я.

— Лучше было бы полностью, конечно, — поморщился генерал, — Но полностью нельзя. Еще хуже будет. Обвинят, что мы преследуем все самое прогрессивное.

— Но вы же сказали закрыть проект? – удивился Старик, — Как же его тогда закрыть?

— Вот для этого я вас и пригласил. Для обсуждения. Если бы у меня было готовое решение, я бы его сверху направил для исполнения и контролировал сроки.

В дверь постучали. С подносом в руках вошла строго одетая женщина средних лет, не похожая на секретаря. Она расставила чашки с кофе, причем чашку с лимоном поставила передо мной, не спрашивая. Мы поблагодарили и, когда дверь закрылась, продолжили.

— Получается, что надо проект фактически закрыть… но так, чтобы он официально, как бы, продолжался, — высказал предположение Старик.

Генерал внимательно посмотрел сначала на него, потом на меня:

— Это можно сделать?

— Сейчас проект на самоокупаемости, даже дает прибыль. За счет креативной части. Развитие общественного движения Проекта идет из прибыли его коммерческой деятельности. Я так понимаю, что речь идет, все-таки об остановке в первую очередь общественной составляющей Проекта? – я посмотрел на генерала, тот согласно кивнул.

— Закрыть проект, это остановить его финансирование. Значит, если мы удалим… или заморозим креативную часть Проекта, то денег на поддержание его общественной части не будет, а именно она нужна для того, чтобы формально проект продолжал существовать. Значит, чтобы проект фактически закрыть, а формально оставить, нужно дополнительное финансирование. Возможно бюджетное.

Генерал протестующе замахал руками:

— Нет, нет и нет! Об этом не может быть и речи! Бюджет на это не предусмотрен. Чтобы включить строку в бюджет надо пройти такие согласования, что, это может растянуться на долгие месяцы, если не годы.

— Тогда можно плавно свести на «нет» общественное движение, — предложил я. — А креативную часть оставить. Идею изменения общественно-экономической формации перевести только в сюжет игры. Мало ли какие игры сейчас появляются на рынке? Без финансирования общественное движение само собой рассосется. А головной офис этого движения можно перевести, например, в Нью-Йорк. А потом, там его и перерегистрировать, когда оно без внешнего финансирования загибаться начнет.

Генерал встал из кресла и прошелся по кабинету, сложив руки за спиной:

— Хорошо. Давайте резюмируем следующее. Креативную часть продолжаем, но особо в ней не надо распространяться про смену формации. Игру можно декларировать, как прототип будущего общества, но без акцента на то, что это будет переходить в реальность. Ну, типа, фантастики что-то. Насчет перерегистрации общественного движения надо еще подумать… С юристами посоветоваться, да и вообще. Ведь может получиться так: мы начали, но не смогли и бросили, а они подхватили и успешно продолжили.

— Они успешно продолжат только в том случае, если финансирование обеспечат, — сказал Старик.

— Знаешь, а ведь они могут и обеспечить финансирование, — сказал генерал, — Хотя бы ради того, чтобы нас потом лишний раз упрекнуть.

— Я бы сейчас не спешил с принятием каких-то решений, — сказал я, — Мне кажется, что надо не завершать Проект, и не заглушать его общественную часть, а наоборот развить ее до такой степени, что разные государства будут бороться за право его финансировать!

Генерал закашлялся, вероятно, не ожидая такого поворота. …а может, коронавирус залетел ненароком, генералы, они тоже ведь люди.

— Но, а что тут такого? Можно вообще это общественное движение официально позиционировать, как государственную инициативу. По типу того, как Китай свой проект «Один пояс, один путь» продвигает. Но это будет касаться не отдельных стран, а всех вообще. Официально предложить принять участие тем, кто считает важным обеспечить качественное улучшение жизни своих народов. Ведь речь все-таки идет о светлом будущем всего человечества, а не отдельной страны.

— Тебе бы с трибуны выступать, — хмыкнул Старик.

— Получится, что у нас будет спонсор —  Проводник, а другие страны пусть тратят свои бюджетные деньги… ну или тоже спонсоров ищут. И еще для отвлечения интереса иностранной разведки можно добавить немного…  — я замолчал на секунду и увидел, как генерал и Старик нетерпеливо смотрят на меня.

— Чего добавить? – спросил Старик.

— Мистики.

— Нет! – опять замахал руками генерал, — Этого еще не хватало. Опять бородатые мужики со своими скрепами завопят. Этого вот точно не надо!

— Ты бы еще рептилоидов предложил, — с упреком сказал Старик, когда мы выходили из кабинета.


<<  >>