75. Фиолетовый дымок

— У вас? – Рапсодия нахмурилась. – Это из-за вашего дурацкого проекта все так случилось!

— Что случилось?

— Тебя искалечили, вот что! 

— Проект тут не при чем. У меня и раньше были ранения. Такой уж у меня путь.

— Какой путь? 

— Жизненный, — Муза поднял руку и взял пальцы жены, — Я ведь тоже не ангел.

Муха отчетливо вспомнил, звук, с которым голова Рыбы ударилась о бордюрный камень. Конечно, можно было остаться на месте, вызвать скорую помощь и полицию, но это ничего бы не изменило. Герман Рыбинский умер моментально. Уж что-то, а смерть лейтенант мог определить со стопроцентной вероятностью.

«Это мне плата за Рыбу? — подумал он, пытаясь пошевелиться, что у него не очень-то получилось, – Вряд ли… Рыба умер, а я жив. К тому же он сам виноват. Нечего было идти в бандиты. Работал бы на заводе, гладишь, и пожил бы еще».

Выздоровление Мухи происходило очень медленно. Значительных повреждений черепа он не получил, но в результате удара у него образовалось достаточно большая и опасная внутренняя гематома. Медикаменты, которые принимал Мухин, блокировали болевые ощущения, но одновременно туманили сознание. Несмотря на то, что Муха пришел в себя, он оказался надолго «привязанным к кровати». Как только он вставал, у него сразу же начинала кружиться голова. Сначала совсем немного, потом все сильнее и сильнее

По мотивам АС. Фиолетовый дымок«Наверное, также чувствуют себя наркоманы» – подумал Муха, погружаясь в беспокойный сон. Он спал по нескольку раз в день, и каждый раз его сон начинался с подобия ленточки легко струящегося фиолетового дыма. Этот дымок напоминал дым сигареты, но был гораздо белее густым и отчетливым. 

Муха во сне представал то в образе ангела, спасающего человечество вместе со своими товарищами по Проекту от неведомого зла, то в образе демона, который… который тоже спасал человечество, но от неведомого добра. И разобраться в том, что лучше, «добро» или «зло», не было никакой возможности. Как только Муха, как ему казалось, приближался к разгадке, так сразу, будто специально, просыпался.

Оказываясь в образе демона, Муха пытался победить ангела, но проигрывал битву. Оказываясь в образе ангела, он проигрывал демону. Одно было неизбежно. Кем бы из этих двух ипостасей не оказывался Муха, он всегда становился проигравшим. Это было не характерно для его жизни, которая не содержала никаких серьезных проигрышей перед кем бы то ни было. Из большинства своих жизненных ситуаций Мухин, как правило, всегда выходил победителем. Или ему так казалось…

Несмотря на свою фамилию Сергея Петровича не всегда звали Мухой. В школе его звали «Серый», что весьма часто бывает для мальчиков по имени Сергей. Во время службы в «горячих точках», и потом, в ОМОНе, его тоже звали Серый. Даже в первой своей онлайн-игре он выступал под ником «Серый Президент». Почему именно «президент», объяснение было весьма простым. Дело в том, что, ник «Серый» был уже занят. Также как и были заняты всевозможные сочетания с этим словом: «Серый волк», «Серый ангел», «Серый кардинал»… А вот ник «Серый Президент» был свободен.

Только после ранения во время своей службы в изоляторе временного содержания, сослуживцы стали звать его Мухой. Одновременно и в играх он стал регистрироваться под эти  именем. Как говорил капитан Врунгель, «как корабль назовешь, так он и поплывет». Вот постепенно и трансформировался лейтенант Мухин из «президента» в «муху». Нелегко далась ему такая трансформация, но в жизни не всегда бывает, так, как хочется. Впрочем, сейчас для него «внешняя вывеска» никакого значения не имела.

В своей реальной жизни его больше всего увлекала разработка игры для Проекта, а в своей полусонной жизни на больничной кровати, он постоянно находился в своих «сверхъестественных» разборках.

— В общем так,  – констатировала Знайка, нахмурившись, — Хватит тебе ерундой заниматься. Не можешь долго ходить или сидеть, лежи. Но дело делай! Мы тебе принесли ноутбук со всеми программами, которые нужны для тестирования и коммуникаций с разработчиками. Ноутбук подключен к безлимитному интернету. Так что, вперед! Хватит вылеживать!

Мы со Знайкой пришли проведать Муху и заодно попытаться вернуть его в проект.

Муха заметно обрадовался, но, искоса наблюдая за женой, пытался это скрыть.

Рапсодия встретила нас без особенного восторга, но вполне дружелюбно. После разговора с Дояркой и Меценатом ее вызвали к руководству и предложили уволиться по собственному желанию. Ни Доярка, ни Меценат никому не передали содержание последнего разговора с Расподией, но многие стены «имеют уши», а в государственных учреждениях таких «ушей» гораздо больше, чем в других местах.

Когда даются такие предложения, то чиновники обычно не сопротивляются, потому что отказ от предложенного, как правило, оборачивался гораздо более неприятными последствиями. Только вмешательство Старика позволило оставить Рапсодию на своем месте.

Муха достаточно быстро включился в работу. То, что он находился не в офисе, а в больничной палате, в работе над игрой никак не сказывалось. В то же время, здоровье Мухи стало значительно улучшаться и через две недели его выписали.


<< >>