78. Студия

— Ну как там, в Америке? – спросил я Знайку, когда мы ехали на машине из аэропорта. Естественно, что более правильным было бы послать служебный автомобиль с водителем. Но Знайка почему-то предпочитала, чтобы ее встречал лично я.

— В Америке живут американцы. И работают они, как американцы, — неопределенно ответила Знайка, о чем-то задумавшись.

— Да ну? Никогда бы не подумал. Я всегда считал, что в Америке живут египтяне, а работают, как немцы, потому что живут не в Египте, а в Америке.

— Ты вот вечно дурачишься, а я серьезно говорю. Американцы встретили меня очень хорошо. Прямо шоу какое-то. Провели презентацию, рассказали и показали на слайдах, что сделали за мое отсутствие.

— Здорово!

— Знаешь, я у них спросила, — Вы сколько потратили времени на подготовку этой презентации, если брать в процентах от проделанной работы? Они такого не ожидали и не знали, что ответить.

— А ты сказала, что примерно процентов двадцать, и что лучше они бы работали, а не презентацию делали. Да?

Знайка улыбнулась:

— Да. Только я сказала – тридцать процентов. Вообще, американцы работают так… ну, примерно, как ты, когда валяешь дурака. Только ты потом выдаешь что-то неординарное, поэтому тебя все и прощают за валяние дурака. А они делают отчеты, в которых очень подробно описывают то немногое, что все-таки наработали, вместо того, чтобы что-то еще сделать. Ты куда поворачивать собрался? Мы в офис едем.

Я удивленно посмотрел на Знайку:

— С корабля на бал?

— Нам надо с Мухой обсудить твою студию.

— Какую студию?

— Ты же сам на совещании говорил, что хочешь создать студию по моделированию ситуаций! Я уже некоторые материалы в Нью-Йорке подобрала по Data science… А ты просто так ляпнул, что ли?

Мне стало неудобно перед Знайкой. У меня были весьма расплывчатые соображения о том, что неплохо было бы сделать систему, которая могла бы взять на себя рутинную работу по анализу и обработке данных. Но это были пока чисто гипотетические умозаключения.

— Не то, чтобы совсем просто так. Но я еще до конца не понимаю, что именно надо сделать, — уклончиво ответил я.

— А тебе и незачем понимать, — безапелляционно отрезала Знайка, — Ты же не аналитик данных. Это ближе к компьютерным технологиям, то есть это теперь уже моя зона ответственности.

— А Муха тут причем?

По мотивам АС. Студия

— Муха гейм-разработчик. Там тоже элементы анализа и обработки данных используются.

— Он, что ли, ее делать будет?

— Нет. Твоя идея. Моя ответственность. Его дело – разработать грамотное задание для этой, как ты сказал, студии.

Состав задания на разработку студии мы вместе с Мухой и присоединившимся к нам Володей Енотовым и Меценатом определили достаточно быстро. Всего-то за несколько часов «мозгового штурма» мы подготовили основной «каркас» технического задания, который получился состоящим из семи пунктов.

 

1. Постановка задачи.

Задачами создания «студии» являются:

  • Предотвращение негативных сценариев развития событий, которые могут возникнуть вследствие каждого конкретного шага для изменений в обществе,
  • Получения положительного результата, заключающегося в увеличении эффективности производства и повышении качества жизни за счет переориентации человека преимущественно на творческую деятельность.

Основой для составления сценариев развития событий будут являться события, происходящие в Игре. Например, в Игре создается компания по инициации и внедрению каких-либо изменений. Результаты такой компании являются базой для измерений и возможности прогнозирования возможных вариантов.

— Как будем измерять? — спросила Знайка.

— Если говорить о практических результатах, то измерения можно провести опросами, определяющими субъективное мнение людей об изменениях в качестве их жизни, — сказал Меценат, — Я думаю, это будет вполне достоверно, ведь никто не будет отвечать, что стало лучше, если в действительности стало хуже.

— И все? Только опросы? – удивилась Знайка.

— Опросы – для определения изменений в качестве жизни, — сказал я, — А определения результатов по повышению эффективности производства можно пользоваться обычными статистическими данными по изменению экономических показателей.

— Это если будет, что измерять,  — хмыкнул Енотов. – А если, например, реконструкция экономики и попытка смены мотивации приведут к глобальному конфликту, типа, третьей мировой войны, то тогда что?

— Для этого и нужна игра, — вступил в обсуждение Муха, — Как мы сейчас тестируем игру, так и игра будет тестировать различные ситуации. При положительном тесте определенных изменений в игре, через международное движение эти изменения будут внедряться во всё общество.

2. Аналитический подход

Исходя из предыдущей дискуссии, в качестве основного аналитического подхода была выбрана, так называемая, предиктивная или прогнозная аналитическая модель.

3. Требования к данным

Данные, на основании которых будет строиться аналитика, должна состоять из двух составных частей:

— оценка изменений в производстве;

— оценка изменений в качестве жизни.

Для оценки изменений в производстве, будет применяться таблица с экономическими показателями, которые под руководством Мецената и под контролем Старика нужно будет подготовить финансовым аналитикам.

— Я вообще тут не вижу проблемы, — сказал Енотов, — Есть стандартная форма бухгалтерской отчетности, вот ее и надо взять за основу.

— Бухгалтерская отчетность не даст полной картины, — отрицательно покачал головой Меценат, — Если уж с чем-то сравнивать, то, скорее, это будет нечто похожее на форму управленческой отчетности холдинга, только с учетом специфики каждого сферы деятельности и географического распределения.

Для оценки изменений в качестве жизни будет сформирована анкета, ответственность за которую возьмет Доярка с привлечением специалистов Министерства по связям с общественностью.

Здесь ни у кого никаких возражений не последовало. Володя Енотов позвонил Ангелине, которая в это время была в Министерстве, и получил ее согласие.

4. Сбор данных

— Следующим пунктом идет «сбор данных», — сказала Знайка, — Для того, чтобы сработала предиктивная модель…

— Можно по-русски? – сморщившись, попросил Енотов.

Знайка неодобрительно посмотрела на него, но поправилась:

— Сначала мы должны получить положительный результат, тестируя изменения в игре. Тогда этот результат мы сможем использовать в качестве прогноза положительного тестового результата для изменений в обществе. Значит, мы должны начинать сбор данных сначала в игре…

— В таком случае, возвращаемся к предыдущему пункту. – предложил Меценат, — То есть, формы данных сначала определяем для изменений в обществе. Потом, на их основании Муха делает формы для сбора данных в игре. Они будут более упрощенными, скорее всего.

— Знаете, что я подумал, — сказал я, — Мы считаем, что результаты изменений в игре можно считать прогнозом для результатов изменений в обществе. Но это может быть только тогда, когда игра станет полноценной моделью общества. Сможем ли мы это сделать?

Я посмотрел на Муху.

— Сделаем, — твердо сказал Муха, — Хотя, полностью смоделировать общество вряд ли получится, но в основном, сделаем. Главное, чтобы игра строилась не только разработчиками и тестировщиками, но и всеми пользователями, которые будут входить после официального запуска игры.

— В таком случае, это будет уже не игра, — глубокомысленно изрек Меценат.

5. Анализ и подготовка данных

— Скорее всего, после первого сбора данных мы увидим их недостаточность в какой-то части, а в какой-то части избыточность, — сказала Знайка, — В таком случае, придется формы сбора данных корректировать и заново заполнять. Наверное, это будет даже не один раз. Но после нескольких итерация формы окончательно определятся.

— Анализ и обработка данных будет осуществляться программным способом, — сказал Муха, — Для рассмотрения будут компилироваться сведения в виде удобных визуальных документов. Диаграммы, гистаграммы, графики.

На основании этих визуальных документов, группа аналитиков будет принимать решение, в каком виде нужно будет эти данные сформировать, чтобы удалить все лишнее, и поставить приоритеты для всего важного.

— Аналитики, это мы? – спросил Енотов.

— Нет. В данном контексте, это аналитики системы, — ответила Знайка, — Они принимают технические решения для возможности машинного обучения системы, чтобы в дальнейшем она могла работать самостоятельно.

6. Построение модели

Модель будет создаваться группой разработчиков, исходя из поставленной задачи и полученных данных. В ходе построения модели группа аналитиков будет проверять, правильно ли данные модели интерпретируются и, в случае необходимости,  будут выдавать разработчикам замечания для внесения корректировок.

— Что-то слишком заумно насчет интерпретации. Мне лично непонятно! — возмутился Енотов.

— А тебе и незачем понимать, — парировал Муха, — Это дело технических специалистов.

7. Внедрение

После отработки модели разработчиками и аналитиками, она поступит для тестирования «заказчикам», то есть нам и всем тем, кого мы посчитаем нужным привлечь. Мы также, уже со своей точки зрения, будем «обкатывать» систему и выдавать свои замечания группе разработчиков и аналитиков.

После определения этих семи пунктов у меня, честно говоря, голова уже мало что соображала. И, похоже, что не только у меня.

— Знаешь, Март, — потирая виски, начал Меценат, — Вот ты ляпнул что-то обтекаемое про студию на совещании, а теперь, вон как оно все закрутилось.

— Иначе не бывает, — заступилась Знайка, — Построение любой системы всегда начинается с идеи.

— Как будет называться эта система? – спросил Муха.

— Студия – подсказал Меценат.

— Слишком примитивно. Навалом студий. Нужно нечто, типа, … студия по обработке вероятных вариантов развития событий, — попытался сформулировать Енотов, — Март, что скажешь?

— Да не заморачивайтесь. Дело же не в названии. Назовем… Последняя студия.

— Почему «последняя»? – удивленно спросил Меценат.

— При подготовке композиции к выпуску последней операцией является мастеринг. Так и у нас в Проекте студия будет являться последним элементом, необходимым для механизма изменений, — с умным видом ответил я и вопросительно посмотрел на Знайку.

— Ладно, — махнула она рукой, — Пока пусть будет Последняя студия, а потом придумаем что-нибудь наукообразное.

— Кстати, Март, а почему ты слово «ма́стеринг» произносишь «мастéринг». Это же неправильное ударение? – спросил Енотов.

Я не успел ничто ответить, как за меня это сделала Знайка:

— Об этом я у него уже спрашивала. Он сказал, что не англичанин, и ему по барабану, как правильно.


<< >>