90. Ссора

Но ничего специально придумывать Незнакомцу не пришлось. Развитие событий само способствовало его привлечению в Проект.

Фильм провалился.

Этого никто не ожидал. Конечно, пандемия накладывала строгие ограничения для кинопроката. Однако, рейтинги онлайн-премьеры фильма также были ниже самых пессимистическим прогнозов.

По мотивам АС. Ссора

— Вы своевременно не обеспечили должные поступления для финансирования государственной инициативы…  Как это понимать? – Рапсодия сидела в переговорной офиса Проводника и неприязненно смотрела на собравшихся.

Я с удивлением взглянул на нее. Все-таки чиновники были особой человеческой «породой». Мы инициировали Проект, выделили из него общественное направление и обеспечили финансирования за счет креативной части. Теперь, когда объем поступлений из-за провалившегося фильма оказался немного ниже запланированного, они считают себя в полном праве устраивать «разборку».

— Ты что тут из себя начальника строишь? — грубо спросил жену Муха, — Разве ваше министерство хоть копейку в это дело вложило?

— Это не имеет значения, — сухо отрезала Рапсодия, — Бюджет утвержден. Вы отвечаете за финансирование. Вы не выполнили взятых на себя обязательств. Я буду вынуждена писать служебную записку, а от вас жду письменных объяснений и план по устранению допущенных отступлений от бюджета.

— Мы тут сами как-нибудь разберемся в чем причина, — вступила в разговор Знайка.

— Это ваше дело, как вы будете разбираться. Мне нужны письменные объяснения и план устранения…

— Иди ты к черту со своими письменными объяснениями, — резко сказал Муха, — Ничего мы тебе писать не будем!

Рапсодия вскочила и, бросила гневный взгляд на мужа:

— Хорошо. Тогда я напишу. Для начала заявление о разводе.

И направилась к двери.

— Ну зачем же так,  – примирительно сказал, поднимаясь, Меценат, — Разберемся сами, потом напишем письменные объяснения, если так уж нужно. Я сам напишу. И план мероприятий сделаю. Разрешите, я вас провожу.

Он неуклюже попытался взять Рапсодию под руку и вышел вместе с ней.

— Зачем так грубо? – спросил Старик, укоризненно глядя на Муху, — Я понимаю, что Рапсодия Николаевна твоя жена. Но она ответственный сотрудник Министерства, все-таки.

— Да какая она жена, — поморщился Муха и замолчал.

— Ладно, хватит тут семейные дрязги обсуждать, — поморщился Старик, — Министерство, конечно, деньги не платило, но то, что фильм провалился, это факт. И с этим надо что-то делать. Что думаешь, Март?

— Думаю, что сначала надо определить, почему фильм провалился. А потом уже, что дальше делать. Иначе мы только запутаемся, — ответил я.

— Надо же какой мудрый, – сказала Доярка, — А то бы мы без тебя не догадались.

— А ты не умничай, — неожиданно повысил голос Володя Енотов, — Получше бы свою рекламу сделала. Глядищь, и фильм бы не провалился.

— Реклама была отличная, — вспыхнула Доярка, — В том, что фильм дерьмом оказался, не реклама виновата.

— Сама ты… — начал Енотов.

— Что? – возмущенно вскочила с места Ангелина.

— Ничего, — буркнул Володя, не закончив свою фразу, хотя то, что он хотел сказать, было понятно и без продолжения.

— Тихо! – Старик громко стукнул ладонью по столу, — Вы еще подеритесь тут. Ангелина не так уж и не права, кстати.

Он посмотрел на меня:

— Скажи, Март, зачем ты притащил этот тухлый литературно-музыкальный проект с его идиотскими песнями и романами, которые, как выяснилось, и нахрен никому не нужны?

Я пожал плечами:

— Так надо же было с чего-то начинать? Да ты сам-то и не возражал против «Алгебры Слова»!

— Здрасти, — развел руками старик, — Я разве специалист по литературе и музыке? Откуда я знал, что это дилетантские произведения? Если бы к нам пришел непрофессиональный оперативник, к примеру, я бы его сразу раскусил. А тут, извините, не моя тема.

— А мне нравится, — возразил Енотов.

— А тебе всегда всякое дерьмо нравится! – неприязненно посмотрела на него Знайка.

Я подумал, что это выражение можно было бы трактовать двояко. Во всяком случае, если мысленно продолжить предыдущую Володину фразу по отношению к Доярке. Ангелине, видимо, это тоже пришло в голову, отчего она еще больше насупилась, но промолчала.

— Я ведь говорила тебе, что не надо эту «Алгебру Слова» пихать куда ни попадя! – возмущенно посмотрела на меня Знайка. Из нее все равно ничего путного не выйдет.

— Так профессионалы же доработали произведения, – попытался оправдаться я.

— Профессионалы зарабатывают деньги. Они просто сделали красивую обертку, но не изменили смысла. Вернее, отсутствия смысла. Надо было брать изначально талантливые качественные произведения, а не эту лабуду графоманов и недоучек.

— Не стыдно тебе? – с укором спросил я.

Знака ничего не ответила и демонстративно уткнулась в телефон.

Мы молча сидели, «переваривая» услышанное. Открылась дверь, и в переговорную вернулся Меценат. Он удивленно посмотрел на наши мрачные лица:

— У вас тут что, без меня война началась?

— Да… так. Это не война, а ссора — развел руками Енотов.

— А в чем причина ссоры?

— Ни в чем… К лету бы успеть крышей дом покрыть, — буркнул Володя, и получил хлесткую затрещину от сидевшей рядом Доярки.

Как ни странно, эта затрещина немного разрядила обстановку. Знайка усмехнулась. Старик примиряюще сказал:

— Ладно. Что сделано, то сделано. Заново не начнешь уже. Все-таки, давайте без эмоций сформулируем, почему фильм провалился.

— Мое мнение следующее, — сказал Меценат, — Фильм, как и большинство произведений Проекта для умных и зрелых людей. Кино в онлайн смотрят, в основном, молодежь. Причем, не самая умная молодежь. Для них это неформат, поэтому и нет рейтинга. Стандартная раскрутка фильма ничего не дала.

— Хорошо. Пусть так. Что делать будем? – спросил Старик.

— Если стандартная раскрутка ничего не дала… – начал Енотов.

— То нужна нестандартная раскрутка, — продолжил я.

— Какая? – вызывающе посмотрела на меня Знайка, — Какая нестандартная раскрутка? Что ты словами бросаешься? Вроде бы что-то сказал, а в то же время, никакого содержания сказанное не имеет!

— Мы все в плену стереотипов. И все, в той или иной степени, склонны использовать ранее сложившиеся шаблоны,- сказал Меценат.

— Не все! – сказала Доярка.

Володя Енотов подозрительно посмотрел на нее:

— А кто не в плену стереотипов? Ты, что ли?

— Не я, — серьезно ответила Доярка, — Незнакомец.


<< >>