94. Не пускают

Однако, Незнакомец не умер. Пуля прошла по касательной и сильно оглушила его, приведя к сотрясению мозга, но не причинила существенных увечий.

— Мы уже думали, что тебя убили! – всхлипывала Доярка, когда нам наконец-то разрешили прийти в палату к Незнакомцу.

— А не надо особенно думать-то! Как говорит Март, думать вредно, — он весело подмигнул мне.

Странно смотрелась белая забинтованная голова Незнакомца, с озорно блестящими глазами.

— А ведь в Марта тоже стреляли… — задумчиво сказал Меценат, — И он выжил. В тебя стреляли. И ты выжил… Что это, совпадение?

По мотивам АС. Не пускают

— Нет. Не совпадение. Просто не пускают, — ответил Незнакомец.

— Кто не пускает? – удивленно спросила Доярка, — Куда не пускают?

Незнакомец прищурил глаза и, помедлив, ответил:

— Не пускают на тот свет, как говорится. А кто именно не пускает… Был бы мистиком, сказал бы, что сверхъестественные силы не пускают. Но я не мистик, поэтому отвечу честно, — не знаю!

 

— А чего Муха не пришел? – спросил Незнакомец, — Мы с ним в последнее время очень скорешились на почве игры.

— Знаешь… — замялся Старик.

— С ним что-то случилось? – встревоженно спросил Иван.

— Сын Мухи Сергей стрелял в тебя из винтовки с оптическим прицелом, — сказала Знайка.

Возникла тяжелая пауза.

— Я его не виню, — вдруг раздался голос Незнакомца, — Возможно, что я на его месте поступил бы аналогично. Это из-за Веры?

Доярка утвердительно кивнула головой.

— Ну, значит, этот грех я искупил, — тихо сказал Незнакомец и откинулся на подушку.

В палату вошел врач, посмотрел на приборы, датчики которого были подключены к Ивану Петровичу.

— Извините, но больному нужен покой, — обернулся он к нам.

— Да, конечно, — ответил Старик, — Мы уходим.

— Постойте, — раздался голос Незнакомца, — Если можно, не наказывайте Сергея…

— Каким образом? – удивленно спросил Старик.

— Так я ведь живой. И заявление на него не писал.

— Это не обязательно. Он совершил преступление и должен отвечать по закону.

— Ну придумайте что-нибудь…

***

— Разве можно что-то придумать? – спросил Меценат Старика, когда мы вышли из палаты.

Старик пожал плечами:

— Теоретически можно провести медицинское обследование и получить заключение о том, что  Сергей был невменяемым на момент совершения преступления. Только для того, чтобы подготовиться, например, найти снайперскую винтовку, нужно быть как раз очень вменяемым.

— А как его нашли? – спросила Знайка.

— Случайно. Машину Сергея остановил гаишник, и пока проверял документы, обратил внимание на то, что на заднем сидении лежит футляр, напоминающий футляр от винтовки. Он попросил Сергея выйти, его скрутили, и проверили футляр. В футляре действительно оказалась винтовка, а баллистическая экспертиза подтвердила, что именно из этой винтовки было совершено покушение на Незнакомца.

— Пуля же прошла по касательной… – усомнился Меценат.

— Нашли пулю в асфальте, — угрюмо ответил Старик.

— А откуда Сергей взял винтовку? – спросил я.

— Он записался на обучение в стрелковый клуб, и оттуда каким-то образом вынес боевое оружие. Как он это сделал, еще предстоит выяснить… и, соответственно, наказать виновных, а, скорее всего, закрыть вообще этот клуб за несоблюдение мер безопасности.

— Как-то странно… — сказал Знайка, — Он даже не спрятал винтовку хотя бы в багажник. Может, ему ее подбросили?

— Теоретически возможен такой вариант. Отпечатков Сергея на винтовке не обнаружено. Там вообще нет никаких отпечатков.

— Отпечатки легко стереть, — сказал Енотов, — Или можно было одеть перчатки перед тем, как вытаскивать винтовку. А что сам Сергей говорит?

— Сергей молчит. Ничего не говорит, — устало ответил Старик, — Поверьте моему опыту. Он стрелял. В противном случае, он бы не молчал, а объяснил, откуда у него в машине взялась эта винтовка, или бы сказал, что ее подбросили. Я думаю, что, если надавить, то он признается.

— К тому же Сергей уже пытался отравить Незнакомца в больнице, — вспомнил я.

— Все одно к одному, — согласно кивнул Старик.

— А что Муха? – спросила Доярка.

— Муха взял отпуск, – сказала Знайка.

— У них в семье не все так гладко… — сказал Доярка, — У них с Рапсодией еще до этого случая были напряженные отношения. Фактически они на грани развода.

— А ты откуда знаешь? – удивился Енотов.

— Знаешь… — Доярка несколько замялась, — Мы неделю назад засиделись допоздна в Министерстве. Я приехала туда по просьбе Рапсодии помочь ей подготовить срочный отчет по нашему Проекту. А после работы зашли посидеть в кафе, выпили немного.

— Так ли уж немного? – насмешливо посмотрел на нее Енотов, — Я же вас оттуда по домам развозил. Так ты вообще еле стояла.

— Ну знаешь! – сверкнула глазами Доярка, — Просто мы устали. Но выпили, может, и побольше, чем немного. Так вот, она мне много тогда рассказала о своих отношениях с мужем. Я, правда, не знаю, могу ли я вам это рассказать. Это все-таки личное…

Старик вздохнул:

— Если это личное не касается того, что произошло… я имею ввиду покушение на Незнакомца, то не стоит ничего рассказывать. Если это может пролить свет на происшедшее, то, не думаю, что нужно держать имеющуюся информацию в секрете.

Доярка кивнула головой и рассказала то, что узнала. Выяснилось следующее.

Рапсодия была на семь лет старше мужа. Она курировала бытовое обеспечение военных, и с Мухой случайно познакомилась во время одной из своих многочисленных командировок. Молодой офицер «по уши» влюбился в элегантную «кураторшу» из Министерства, а та… всего лишь позволяла себя любить.

Тем не менее, Рапсодия приняла от кавалера предложение «руки и сердца». Правда, решение это, скорее всего, было принято для того, чтобы оформить на мужа будущего ребенка. О своей беременности Рапсодия узнала во время начала отношений с Мухой. Ребенок был от одного высокопоставленного сотрудника  Министерства, который был женат и, естественно, не планировал развода с семьей из-за какой-то, ни к чему не обязывающей, интрижки на работе.

Пока Муха блуждал по «горячим точкам», его и ее такая семейная жизнь вполне устраивала. Когда муж стал работать на постоянной работе и в свободное время бывать дома, то он начал «напрягать» Рапсодию, потому что постоянно «вертелся перед глазами». Соответственно, и Муха почувствовал, что Рапсодия его не любит.

— Могла бы ничего не рассказывать, — буркнул Енотов, — Это действительно личное и не имеет отношение к покушению на Незнакомца.

— Это еще не всё, — Доярка исподлобья посмотрела на Енотова, а затем на Старика, — Этот сотрудник Министерства, настоящий отец Сергея, был негласным представителем спецслужбы для контроля за работой чиновников. Он потом ушел из Министерства и официально перешел на работу в спецслужбу. Фамилию его, естественно, Рапсодия не сказала…

— Это неважно, — прервал ее Старик, — Узнаем. Просто так на такие должности никого не пускают.

— Не пускают меня… — задумчиво пропел Енотов.

— А тебе бы только поиздеваться, — сильно толкнула его локтём в бок Доярка.


<<  >>