95. Вальс

Меценат в последнее время чувствовал, что, к нему, как будто, вернулась молодость. Он бодро вставал по утрам, делал зарядку. Былые хвори вдруг куда-то исчезли. Настроение было такое, что хотелось петь…

И причиной всему этому была никто иная, как Рапсодия Николаевна.

Ей нравился внешний лоск и аристократизм Михаила Евграфовича. Лейтенант Мухин был надежным и сильным мужчиной, но без импозантности Мецената. С точки зрения Рапсодии, муж был несколько простоват.

По мотивам АС. Вальс

 

Рапсодия с Меценатом два – три раза в неделю посещали различные выставки, театральные постановки и прочие культурные мероприятия, которые постепенно стали появляться после пандемии. Каждый совместно проведенный вечер заканчивался ужином в престижном ресторане, где они обязательно танцевали вальс.

К более близким отношениям Меценат и Рапсодия не переходили, к тому же неизвестно чем бы это закончилось. Учитывая возраст Мецената, скорее всего ничем. Такая попытка только бы всё испортила. Можно сказать, что их отношения застыли на платонической фазе, но они не форсировали события, предоставляя времени право всё расставить на свои места.

— Как же мне легко с вами, — шептала Рапсодия в ухо Меценату во время танца.

— Вы богиня, — отвечал ей Меценат, нежно поглаживая плечо…

***

— Надо же какая наглость! – разгневанная Доярка вбежала в кабинет к Меценату.

— Что случилось, Ангелина? – спросил Михаил Евграфович.

— Вы почту смотрели? – спросила Доярка, кивнув на компьютер.

— Нет еще, — ответил Меценат, включая оутлук, — Что-то важное?

— Министерские совсем совесть потеряли! Они выставили на Проводник штраф тридцать процентов!

— За что это? – ошеломленно спросил Меценат.

— За тот период, когда не было запланированного финансирования бюджета из-за провала фильма.

— Действительно, как-то это не по-человечески, — ответил Меценат, читая электронное сообщение от Рапсодии.

— А чиновники и не люди. Они особая порода. Проводник финансирует проект. А они на него же и штраф накладывают! – возмущенно вопила Доярка, нервно расхаживая по кабинету.

Меценат набрал номер телефона и, дождавшись ответа, строго спросил:

— Здравствуйте, Рапсодия Николаевна! Как понимать ваше сообщение насчет штрафа?

Выслушав довольно долгий ответ Рапсодии, Меценат, ничего не отвечая, опустил трубку.

— Что она сказала? – кинулась к нему Доярка.

— Она сказала, что у них бюджет. Этот бюджет не был выполнен из-за того, что Проводник не обеспечил финансирование. Соответственно, за неосвоение бюджета кто-то должен нести ответственность. С их точки зрения, Проводник должен выплатить полную сумму, причитающуюся по бюджету и тридцать процентов штрафа за то, что сроки финансирования были сорваны.

— Мы же оплатили всё – сказала Доярка.

— Оплатили. Но позже, чем это было запланировано.

— Вы что, их защищаете?

— Нет. Я просто повторил то, что слышал, — резко ответил Меценат.

Проблема штрафа не оказалась такой уж нерешаемой. Договор на оказание спонсорской поддержки не предусматривал никаких штрафов. Когда к этому вопросу подключили Старика, он по своим каналам выяснил, что по процедуре при неисполнении бюджета должно быть представлено письменное обоснование. Если такое обоснование сочтут объективным, то никаких санкций к спонсорам может и не быть. Если обоснование сочтут необъективным, то возможны варианты.

Для Проводника не было бы существенным снижением оборотных средств, даже если бы штраф и был выплачен. Просто было обидно. Министерские, по сути, ведь ничего не делали, только составляли рабочие карты, бюджеты, и требовали еженедельные отчеты о выполнении. Больше всего обиду испытывал Меценат, ведь это именно Рапсодия инициирована подобное решение вопроса, а ему ничего не сказала, хотя накануне вечером они как раз вместе ходили в театр, потом в ресторан, где мило беседовали и танцевали вальс.

В конечном счёте, договорились, что Проводник штраф не платит, но сумму в размере тридцать процентов от сорванного этапа заплатит авансом за предстоящие мероприятия. В это не было никакого смысла, разве только что соблюдение неких чиновничьих ритуалов.

После этого случая Меценат две недели никуда не приглашал Рапсодию, хотя они по вторникам и четвергам встречались на плановых совещаниях в Министерстве.

Со временем произошедший конфликт забылся, и их отношения вошли в прежнее русло…

***

Я, Знайка и Старик сидели у него в кабинете, куда он нас пригласил для разговора.

— Эта история со штрафом выявила некоторую важную информацию, — начал Старик, — Эта информация конфиденциальная, но надо, чтобы вы ее знали.

— А может, не надо? – спросил я, — Лишняя информация, тем более конфиденциальная…

— Для вас эта информация не лишняя, — прервал меня Старик, — Не зная ее, вы можете случайно наломать дров. Брякните что-нибудь неуместное.

— А остальным эту информацию знать не надо? – удивленно спросила Знайка.

— Остальным пока нет. Остальные же не участвуют в наших встречах с… — Старик кивнул головой наверх.

Мы переглянулись со Знайкой и внимательно посмотрели на Старика.

— Так вот, — начал Старик, — В ходе разборок с этими, как вы их называете, министерскими, кое-что выяснилось. Помните, Доярка рассказывала, что настоящий отец Сергея Мухина – бывший сотрудник Министерства. Он контролировал работу чиновников, а затем перешел на службу… сами знаете куда?

Мы со Знайкой дружно кивнули.

— Этот человек – генерал, у которого мы периодически встречаемся для обсуждения важных вопросов.

— А это не совпадение? – спросила Знайка, — Возможно он раньше и работал в Министерстве, а теперь работает в совсем другом ведомстве. Но не обязательно, что это именно у него был роман с Рапсодией. И то, что Сергей – его сын тоже не обязательно. Мало ли что Рапсодия по пьянке сказала нашей Ангелине! Может, она придумала всё!

— Не придумала, — с сожалением ответил Старик, — Генерал косвенно подтвердил, что Сергей – его сын. Он принял решение отмазать Сергея.

— Каким образом? – удивился я.

— Сергей совершил преступление, находясь в невменяемом состоянии. Вы ведь не можете однозначно утверждать, что Сергей действительно не имеет психических отклонений.

— Специалисты, наверное, смогут… — с сомнением сказала Знайка.

— Специалисты подтвердят данную версию, — подвел итог Старик и, выразительно посмотрев на часы, дал понять, что разговор окончен.


<<  >>